За бортом

Так получилось, что мой приезд в штаты совпал с приездом делегации открытого мира 2013, поездка которой связана с посещением различных социальных учреждений. За прошедшие два дня мы посетили много различных учреждений. Они свой вчерашний день начали с посещения мэра города, а я к ним присоединился уже на следующем мероприятии — посещении дома-клуба «Большие надежды» (clubhouse High hopes).

Для чего нужно это заведение? Для интеграции в общество людей с тяжелыми психическими заболеваниями. Людей, которые не могут самостоятельно работать. Я не буду писать о том, какие болезни у этих людей, чем они страдают, так как это не так важно. Все посетители этого дома нашли себя в этой жизни. Независимо от их возраста им помогают устроиться на работу. Изначально, находят занятие в клубе, в котором есть своя кухня, где готовят завтраки и обеды для членов клуба. А также необходимо выполнять целое море бумажной работы. На несколько штатных человек, из которых на полную ставку работают только трое, а остальные на полставки, приходится две-три сотни волонтеров, которые приходят и помогают нездоровым людям обрести себя. Штатный персонал налаживает контакт с работодателями города, договаривается о выделении рабочих мест для нездоровых, составляет для них график работы, и люди начинают сначала работать вместе с помощником в лице куратора из дома-клуба. После того, как он видет, что человек может работать самостоятельно, он начинает работать самостоятельно, а в случае припадка или обострения его болезни, на рабочее место выходит куратор, закрепленный за этим нездоровым человеком. Таким образом бизнес остается в выигрыше, нездоровые люди постепенно приходят в общество, начиная работать, а кураторы получают средства за работу с больными от государства. Помимо всего прочего они также проводят им курсы по организации быта, по распоряжению собственными финансами, по съему жилья, по многим другим необходимым для жизни навыкам, которые по той или иной причине не были у них развиты. Также они обучаются и могут сдавать экзамены для получения аттестата школы, кто не смог это сделать в свое время. Успех сотрудников этого клуба в том, что есть отдельная доска с фамилиями, именами и местами работы, на которой некогда нездоровые люди работают полную ставку и не нуждаются в опеке со стороны кураторов. С каждым годом количество этих людей растёт, что говорит о необходимости и важности такой работы. С помощью этих людей с добрым сердцем, женщина, которой было 57 лет и она никогда не работала в своей жизни, получила свою первую зарплату.
Следущим местом, которое мы посещали, был общественный хоспис. Для меня это было новое заведение и я не знал до этого момента, что вообще существуют такие места. Что делает хоспис — помогает умирать. Нет, это не те ребята, которые дадут вам нужную таблетку или закачают воздух в вену, эти работают куда серьезнее — помогают настроиться и пережить людям, которым поставили смертельный диагноз врачи, помогают пережить утрату близких родственников, делают, чтобы это прошло как можно менее болезненно для человека. И опять же, на несколько штатных сотрудников в этом заведнии, приходится здоровенное число волонтеров, каждого из которых они сначала в течении 22 часов обучают психологии ухода в мир иной. Одним из достижений этих замечательных людей была встреча, а сначала написание письма умирающей матерью своей дочери, с которой она не виделась и не разговаривала последние 30 лет.
Дальше по плану было посещение приюта для бездомных, так называемого шелтера. Там можно пребыввать в течение недели без каких-либо документов, ибо в течение недели они пытаются пробить вас по различным организациям для определения вашего идентификационного номера, так называемого сошиал секьюрити намбер. Без которого вы не сможете здесь устроиться на работу и пользоваться многими социальными услугами. В этом шелтере вам помогут обустроить свою жизнь совершенно бесплатно. Но, главное условие, чтобы вы показывали продвижение по составленному для вас плану. Здесь были и люди, которые ушли из семьи, так как вторая часть семьи начинала сильно пить и жить было невозможно. Есть отдельные комнаты для матерей с детьми, отдельно для мужчин, отдельно женщин. Если попал в трудную ситуацию, то тебе помогут. Помогут получить образование, если по какой-то причине ты этого еще не сделал и не закончил до сих пор местный хайскуул, по сути наш одиннадцатый класс. Был у них мужчина, которому купили газонокосилку и он все лето косил траву, зарабатывая тем самым себе на съем жилья. К зиме попросил купить ему снегодувку, чтобы разметать снег. Но ему ее не так просто купили, а дали беспроцентный займ, который он успешно выплатил в течение зимы. В итоге он съехал из шелтера и стал жить в своих апартаментах. И это только единичный случай. А таких масса. И не важно здесь кто пришел и с какой проблемой, если он хочет ее решать, то ему помогут это сделать.
На следующий день были заведения нацеленные на исправление здоровья подрастающего населения США. Детское заведение educare, перевести на великий и могучий можно как образовательная забота. Сюда попадают малыши из не очень благополучных семей, где о них заботятся преподаватели, а также приезжают врачи и социальные работники, которые помогают реабилитироваться детишкам с различными отклонениями.
Затем центр реабилитации больных с различными приобретенными нарушениями работы мозга. Там уже люди от восемнадцати и старше проходят курс реабилитации для возвращения к трудовой деятельности. Им вытягивают позвоночник, различные его отделы, осуществляют различные виды нейроэлектростимуляции, массаж и разработку конечностей, а также терапию колокольным звоном, искусством и различного рода настольными играми. По сути это похоже зачастую на работу с маленькими детьми, которых всему учат с нуля. Сюда в основном попадают мужчины от 19 до 27 лет, которые любят погонять на машинах, а затем улетают и убиваются почти до овощеподобного состояния. Проводят здесь такие кадры по разному, но ежегодно 40% их клиентов реабилитируются до возможности самостоятельного существования. Здесь вообще во всех учреждениях, где проводят реабилитацию, целью является возвращение или приобретение посетителем заведения способности к самостоятельной жизни в обществе и без него, способности работать и зарабатывать. Работа для американцев, которые понимают суть фразы американская мечта, т.е. возможности добиться всего самому и пройти с самых низов до вершины пирамиды капиталистического существования, является самым дорогим, что только можно придумать. Нет работы — ты либо не здоров, либо ты не хочешь быть в этом обществе полноправным членом, не хочешь получить нужное признание и уважение со стороны других.
Я уже не помню точный порядок что и когда было посещено дальше, но напишу о следующей социальной проблеме, с которой помогают справиться молодым американским мамашам. Они не хотят кормить грудью своих малышей. Даже те мамочки, которые приезжают в Америку из других стран, где кормление грудью в течение минимум первого года жизни малыша является нормой, не хотят этого делать и стараются вскоре перевести ребенка на искусственное питание, которое пусть и богато различными веществами, но не сравнится с молоком матери, наверное, никогда. Вот и создана организация на финансирование их министерства сельского хозяйства для поддержания интереса у молодых мамашек к здоровому питания самих себя и малышей. В основном это все нацелено опять же на не очень обеспеченные слои населения общества. Ибо чеки на продукты выдаются только определенных видов и определенных марок. Здесь вопросы монополии даже не поднимаются по этому поводу, все в порядке, что государство толкает только определенные фирмы. Вот богатеньким и влом просто искать на полке нужную кашку или пюрешку. В принципе побывав в местных магазинах, их лень можно понять.
Все основные преобразования в отношении к нездоровым детям, детям со специальными потребностями, со стороны государства и школы произошли в штатах после закона, принятого в 1975 году. До этого были специальные школы-учреждения, в которых для сокрытия этой проблемы от всего общества здания были соединены подземными переходами, чтобы снаружи все было красиво и приятно для глаз, а что делалось внутри знали только родители чад и сотрудники, которые с ними работали. После принятия закона всех детей обязали учиться в одних школах со своими сверстниками наравне. Да, если у ребенка до школы есть проблемы, то эти проблемы диагностируются еще в младшем возрасте, для этого тоже есть специальные центры, где без труда определят различные физические и психические отклонения и предложат методику работы с таким ребенком, так что нужно будет только приходить с дитем в назначенное время и его будут развивать до момента передачи его в школу. В школе уже он будет обучаться в общих классах, но при этом будет и специальная программа, разработанная специально для него. Если ребенок не может нормально говорить, писать, то с ним будет на общих уроках находиться рядом так называемый образовательный техник. Специальный персонал, который поможет ребенку это делать, чтобы он мог получать образование наравне с другими детишками. Для чего это сделано? Для чего все дети учатся вместе и больные не изолируются в отдельные классы? Во-первых, для адаптации их в обществе, чтобы с самого раннего детства они приучались жить и работать вместе, даже аутисты. Во-вторых, это вырабатывает определенную толерантность со стороны других к таким людям. Над ними не смеются, им помогают, так как, возможно, понимают, что еще вполне могут сами стать такими же.
Джэйл… Это не наша колония, так как здесь заключенные не пребывают в течение всего их срока. Здесь находятся в течение максимум 8-9 месяцев. Пока идет следствие, пока идет судебный процесс, либо же пока идет процесс возвращения заключенного в общество. В этом заведении повышенной безопасности довелась возможность пожать руки малоопасным заключенным, кто, возможно, сидит за превышение скорости, неуплату налогов или что-то типа того, а также побыть красной тряпкой для особо опасных заключенных. Один из которых, классика жанра американских тюремных фильмов — точеное лицо, с тонкой бородкой вокруг рта и подбородка, рельефно раскачанный и ростом под метр восемьдесят — девяносто. Он долго пристально смотрел на меня, сидя за столом и глядя на меня через стенку своего аквариума. Затем ударил кулаком одной руки в ладонь другой, а дальше слегка скрывая свой жест, который могли увидеть и охранники, провел пальцами ударившей руки по горлу. Не скажу, что при этом я чувствовал себя где-то в ромашковом поле, беззаботно гуляющим и напевающим веселенькие песенки. Нет, ощущения больше были похожи на те, когда накладывали шины на челюсти после перелома мыщелков. Душа тоже куда-то опустилась в бездонном человеческом теле. Но ни один мускул, даже зрачок, не показал испуга. Что вынудило эту сильную и беззащитную рыбку метаться в своём аквариуме. Более приветливым оказался другой особо опасный уже у другой камеры. Он просто сразу начал лаять и изредка смеяться над самим же собой и тем какой он молодец, стоя у стекла в двери в камеру. Забавный кадр, которому действительно лаянье очень подошло под стать. Он сам сильно упитанный, но не сказать что рыхлый, а такой сильный крепыш небольшого роста с месяца два назад побритой головой. Вылитый небольшой бульдожек в человеческом обличье. Но для него этот цирк закончился гораздо быстрее, чем для предыдущего бородача, перед камерой с которым мы долго стояли и узнавали подробности о тюрьме. Да, особо опасные они потому, что кто-то кого-то убил, кто-то избил до полусмерти. Вот их и держат в ожидании суда и следствия в изоляторе. Есть и другая категория людей, которые здесь уже просто живут последние месяцы перед свободой. Они уже могут ходить на работу, точнее их туда отвозят и потом забирают, но они живут пока в тюрьме. Это тоже часть социальной адаптации населения. За день работы в прачечной им сбавляют на одни сутки срок. Также есть возможность получения образования и окончания школы, если кто еще не закончил. Для этого есть целая библиотека, локальные компьютеры, принтер. Также полно юридической литературы, если кто решил сам себя защищать в суде. Две спортплощадки — одна внутри и другая снаружи здания за толстыми и высокими заборами.
Хотите кушать? Можно это сделать совершенно бесплатно! Причем еда будет на уровне, а не какое-то непонятно что отдаленно напоминающее кашу, чем нас кормили на военных сборах по окончании 10 класса. Солдат у нас кушает на порядок хуже, чем здесь есть бездомный, или просто нуждающийся в еде человек. Каждый день, с 6 утра начинается работа в социальной суб-кухне. В здании церкви на кухне готовят обед. Но это не священники, а это все волонтеры, которые работают только потому что кому-то нужен их труд. Они приходят сюда и проводят здесь время до двух асов дня с шести утра. Делают это, чтобы в 11:30 пришли нуждающиеся и поели свой обед, а также взяли набор пончиков и булочек домой с собой. Все совершенно бесплатно. Группа котласских ребят поработала на раздаче еды этим беднягам. Кто-то из них не так давно перебрался из уже упомянутого приюта шелтер, кто-то там не был. Здесь не спросят у вас почему вы сюда пришли, здесь просто дадут обед нуждающемуся. Если есть добавка и вы ее попросите, то дадут и ее. И работает это заведение с 1982 года. И если тогда, в первый день их работы, они накормили 6 человек, то сейчас это уже ежедневно в районе 100-200 человек. Еды готовится на 125 и в принципе всем ее хватает. В пятницу готовят так называемый в России суп-сливки. Все остатки холодильника уходят на приготовление супа. Но для нас специально сделали пюре с мясом. Забыл оригинальное название этого блюда. Но очень вкусно. Пару лет назад из-за кризиса хотели закрыть эту столовую, но общество собрало средства и общими усилиями накидали 90 000 долларов для поддержки заведения. Теперь они долго будут жить и нести людям пользу.
Детский центр спорта и физкультуры им. Альфонда. Здесь организованы различные секции для детишек с малого возраста. Это и танцы, и плавание, и скалолазание, и легкая атлетика, и карате, и много-много всего другого. Нужно помочь с уроками? Здесь тебе помогут и с этим! Опять же много волонтеров, которые приходят и занимаются с детишками на своей инициативе. Организованы летние лагеря и бассейн под открытым небом, чтобы посещать который нежно заплатить символическую плату в 5 долларов за все лето для неограниченного купания в бассейне и пользовании водными горками.
Последним местом, о котором хочется написать, была клиника для взрослых, которые с психическими болезнями. Здесь они уже могут жить, о них будут заботиться. Стоимость дня в этом заведении приближается к цене ночи в пятизвездочной гостинице в центре Питера — около 200 долларов в день, если жить здесь с минимальным обслуживанием. На сколько я понял, это тоже покрывается различными государственными программами, грантами, спонсорами и страховками. Но люди, в основном, сюда приходят умирать, если посмотреть на тех, которых видел в этом заведении я. Сидячие скрюченные старички, бабули, с уже отмирающей половиной лица, которая уже вся посинела и похоже, что уже давно не двигается, больные с Альцгеймером, с другими болезнями, похожими на эту. Это просто теплица, в которой все вянет и ничего не цветет. Активно работает церковная служба для нуждающихся, прямо в этом здании, есть салон красоты, на каждом этаже небольшая терасса, чтобы можно было посидеть на свежем воздухе. Есть и люди, которые реабилитируются и выходят из этого центра, и под таких людей в этом центра отведено больше места, чем под увядающих бабулек, но больше запомнились конечно же бабульки и дедульки. Которых семьи уже навещают все реже и реже, которые проводят остаток своей жизни в ожидании всего лишь одного события — конца…
Как видим, пройдя массу заведений по социальной работе, понимаем величие этого государства. Так как по отношению к лишенным людям можно понять о внутреннем величии населения этой страны, где никто не остался за бортом корабля, под названием общество.